Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Доказывание вины юридического лица в административном правонарушении

Доказывание вины юридического лица в административном правонарушении

Основные подходы к определению вины юридических лиц в административном праве Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 342.9 ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ВИНЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРАВЕ в. Р. Якупов, аспирант кафедры конституционного и административного права ЮУрГУ В статье анализируются основные доктринальные и легальные подходы к определению вины юридических лиц и выдвигаются предложения по унификации законодательного подхода к вине организаций. Ключевые слова: вина, юридическое лицо, административная ответственность, основные подходы. Сегодня вопрос о вине юридических лиц является одним из наиболее спорных и дискуссионных в административном праве.

Эта проблема стала подниматься еще в 90-х гг.

прошлого века, когда законодатель ввел институт административной ответственности организаций, приняв целый ряд нормативно-правовых актов, в которых устанавливались административные взыскания для юридических лиц. Но наиболее интенсивно дискуссии по этому вопросу развернулись в период разработки проекта нового КоАП.

Однако принятие КоАП РФ, законодательно закрепившего определение понятия «вина юридического лица», не разрешило всех разногласий между административиста-ми. Научные дебаты по этому поводу не прекращаются до настоящего времени. Представители классического подхода не признают организации в качестве субъектов административной ответственности, ибо последняя рассчитана «по самой своей сущности только на физических лиц»1.

Представители классического подхода не признают организации в качестве субъектов административной ответственности, ибо последняя рассчитана «по самой своей сущности только на физических лиц»1. Понятие «вина юридического лица» лишено всякого смысла, ведь вина — это психическое отношение лица к совершенному противоправному деянию и наступившим негативным последствиям.

Юридическое же лицо — правовая фикция, которая не может обладать ни психикой, ни волей, ни сознанием, а, значит, не может иметь какого-либо психического отношения к совершаемым действиям. Установление законодателем в КоАП РФ вины по отношению к юридическим лицам противоречит отечественной правовой доктрине и является крайне неудачной попыткой «встроить совершенно посторонний «агрегат» в классическую конструкцию института административной ответственности»2. Их оппоненты подчеркивают, что распространение административной ответственности на юридических лиц обусловлено потребностями современной практики.

Ранее в условиях советской командно-административной экономической системы вполне можно было обходиться и без института административной ответственности организаций за счет усиления личной ответственности должностных лиц.

В реалиях же рыночной экономики, когда коммерческие структуры получают статус самостоятельных и независимых субъектов экономической деятельности, советская схема по борьбе с правонарушениями организаций становится крайне неэффективной. И в этой ситуации абсолютно логично признать юридических лиц субъектами административной ответственности.

И в этой ситуации абсолютно логично признать юридических лиц субъектами административной ответственности. Тем более это не противоречит существующей международной практике. Во многих странах мира существует и эффективно применяется административная (и даже уголовная) ответственность юридических лиц3.

Среди ученых, признающих организации в качестве субъектов административной ответственности, обособлено стоят те, которые отрицают институт вины юридических лиц, отстаивая позицию объективного вменения. Представители этого направления отмечают, что

«юридическое лицо создается и действует в качестве субъекта гражданско-правовых отношений, и кажется само собой разумеющимся, что его вина в нарушении публичного запрета принципиально не отличается от его вины в нарушении гражданско-правового обязательства»

4.

Именно поэтому «необходимо наконец отойти от традиции некритического перенесения уголовно-правовых конструкций вины в административное право.

Думается, здесь нужны подходы, гораздо более приближенные к цивилистике с ее презумпцией виновности нарушителя договорных обязательств»5.

Значит, предлагается заимствовать положения гражданского законодательства об ответственности субъектов предпринимательской деятельности без вины. Из п. 3 ст. 401 ГК РФ следует, что субъект предпринимательской деятельности освобождается от гражданской ответственности, если докажет, что нарушение произошло вследствие непреодолимой силы. Во всех других случаях ответственность будет наступать вне зависимости от наличия или отсутствия вины.

Следовательно, вина в данном случае не имеет юридического значения. Таким образом, этими учеными для решения вопроса об административной ответственности юридических лиц предлагается использовать такие цивилистические конструкции, как безвиновная ответственность и непреодолимая сила. А продиктовано это в первую очередь практическими соображениями: необходимостью освобождения правоприменительных органов от слишком тяжелого бремени доказывания вины в каждом конкретном случае совершения административного правонарушения юридическим лицом.

Однако предложение по установлению в административном праве принципа объективного вменения в отношении юридических лиц было решительно отвергнуто многими адми-нистративистами. Во-первых, критически воспринимается идея о возможности прямого заимствования гражданско-правовых конструкций для решения вопроса об административной ответственности юридических лиц.

Гражданское право как отрасль частного права, характеризующееся диспозитивным методом и общедозволительным типом правового регулирования, направлено на упорядочение товарно-денежных отношений между равноправными субъектами; гражданская ответственность имеет компенсаторно-восстановительный характер, а значение имеет

«не вина как условие ответственности, а доказываемое правонарушителем отсутствие вины как основание его освобождения от ответственности»

6 (более того, «вина в гражданском праве служит лишь основанием, но не мерой ответственности за убытки. Это означает, что . объем ответственности зависит .

не от степени (тяжести) вины, а от размера убытков»7).

Административное же право является отраслью публичного права с императивным методом и разрешительным типом правового регулирования; административная ответственность носит карательный (штрафной) характер, а вина выступает не только основанием, но и мерой ответственности8.То есть уже на основании этого поверхностного сравнения можно однозначно заключить, что административное и гражданское право родственными отраслями права не являются. А простое перенесение базовых положений из одной отрасли в другую при том условии, что они разительно отличаются друг от друга

«исходными положениями, социальным назначением, принципами и функциями»

9, с доктринальных позиций абсолютно недопустимо.

Во-вторых, эта позиция противоречит действующему законодательству.

В ст. 1.5 КоАП РФ отражены принцип виновной ответственности, презумпция невиновности и бремя доказывания, которое возлагается на органы государства и их должностных лиц, выражающие

«общие принципы права при применении государственного принуждения наказа-тельного (штрафного) характера в сфере публичной ответственности как в уголовном, так и в равной мере в административном праве, что общепризнано в отечественной правовой доктрине»

10.

Единственное исключение из принципа презумпции невиновности законодатель сделал по отношению к лицам, совершившим административные правонарушения в области дорожного движения в случае фиксации последних работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами (примечание к ст. 1.5 КоАП РФ), а также к юридическим лицам, образовавшимся в результате реорганизации (ч.
1.5 КоАП РФ), а также к юридическим лицам, образовавшимся в результате реорганизации (ч.

7 ст. 2.10 КоАП РФ). Для всех же остальных случаев вина является обязательным основанием административной ответственности.

Такая позиция законодателя связана с необходимостью защиты лица от необоснованного привлечения к административной ответственности; любое отступление от принципа виновной ответственности и презумпции невиновности неминуемо приведет к

«значительному ущемлению прав субъектов, не наделенных властными полномочиями»

11. В-третьих, административная ответственность заключается, помимо негативных правовых последствий (санкции), в осуждении государством правонарушителя и совершенного им деяния. Но если отрицательная оценка государством нарушителя и его деяния-это обязательный, неотъемлемый признак административной ответственности, тогда последняя невозможна без вины, так как для порицания в этом случае нет оснований.

Полу- чается,

«административная ответственность юридического лица будет иметь место только в том случае, когда правонарушение имеет под собой вину, влекущую государственное осуждение правонарушителя»

12. Все это, на наш взгляд, однозначно свидетельствует о том, что установление в административном праве принципа объективного вменения в отношении юридических лиц недопустимо.

Именно поэтому многие админи-стративисты твердо стоят на принципе виновной ответственности юридических лиц. Проблема здесь заключается в том, что понимать под виной организаций. На сегодняшний день в теории административного права по проблеме вины организаций обозначено уже значительное количество различных позиций.

Но все многообразие существующих точек зрения, как нам кажется, можно свести к трем основным подходам к пониманию вины юридических лиц: субъективному, объективному или комплексному. Вкратце охарактеризуем каждый из них. Субъективный подход. Совершенно очевидно, что характерная для уголовного права концепция вины как психического отношения нарушителя к своему поведению и его последствиям в чистом виде неприменима для характеристики вины юридических лиц, так как «юридическое лицо .

является абстрактной конструкцией со своим наименованием и обособленным имуществом, которая не может сознательно относиться к своим действиям»13. Прекрасно это понимая, но не желая отходить от классического психологического понимания вины, некоторые административисты решили вывести вину юридических лиц через вину физических лиц, их представляющих.

Этот логический ход кажется весьма убедительным, ведь

«организация никогда не может действовать самостоятельно, а все ее действия опосредованы и выражаются в действиях тех лиц, которые в силу закона, учредительных документов, других подобных документов либо в силу специально оформленных полномочий представляют эту организацию в отношениях с третьими лицами и выступают от ее имени, принимают решения и (или) осуществляют управление»

14.

Получается, что вина юридического лица в рамках рассматриваемого подхода есть юридическая фикция, которой вне правового пространства не существует. Вина организации здесь- абстрактная ступенчатая конструкция, в основе которой лежит вполне ре- альная вина (как психическое отношение) представляющих ее физических лиц15. Именно поэтому для установления вины юридического лица необходимо вначале определить форму вины сотрудников этой организации (должностных лиц либо иных представителей), действиями (бездействием) которых было обусловлено совершение административного правонарушения; установленная форма вины коллектива (или его отдельных представителей) организации и будет считаться виной данного юридического лица.

Этот подход в чистом виде был отражен в Налоговом кодексе РФ (п.

4 ст. 110 НК РФ). Но, несмотря на всю свою стройность, этот подход страдает рядом недостатков. Во-первых, многие коммерческие организации не имеют (а порой намеренно скрывают) четкой, формально определенной структуры управления, что в случае совершения административных правонарушений вызывает существенные сложности в установлении ответственных за это сотрудников (а если не будет установлено конкретное виновное физическое лицо, то и саму организацию нельзя будет привлечь к ответственности, так как невозможно будет определить ее вину).

Более того, на практике возможны случаи, когда вина юридического лица может быть «распылена» между отдельными ее структурами, что исключает вину конкретных сотрудников (когда ни один из работников организации своими действиями не выполняет полностью состава правонарушения); в такой ситуации привлечь юридическое лицо к административной ответственности, опираясь на субъективный подход, также невозможно, так как никто из сотрудников этой организации не осознает противоправности своих действий.

Во-вторых, в соответствии с субъективным подходом юридическое лицо всегда будет нести административную ответственность за незаконные действия своих сотрудников, независимо от целей и мотивов поступков последних, не принимая во внимание, выполняли ли при этом они свои должностные (трудовые) обязанности или нет.

Но ведь физическое лицо может совершать противоправные деяния как в интересах организации, так и исключительно в своих собственных интересах, как исполняя свои обязанности, так и явно выходя за пределы своих полномочий. В последних случаях организация не должна нести никакой ответственности, ведь она либо не получает никакой выгоды от совершенных правонарушений (первая ситуация), либо она в принципе не могла предотвратить правонарушение (вторая ситуация).
В последних случаях организация не должна нести никакой ответственности, ведь она либо не получает никакой выгоды от совершенных правонарушений (первая ситуация), либо она в принципе не могла предотвратить правонарушение (вторая ситуация).

Объективный подход. Среди администра-тивистов были и те, кто указывал на явную несовместимость классического понимания вины как психического отношения нарушителя к своему поведению и его вредным последствиям с таким специфическим субъектом права, как юридическое лицо.

Отойдя от внутренних психических процессов, представители рассматриваемого подхода обратились к фактическому поведению, к конкретным практическим действиям, отнеся тем самым вину к явлениям объективного порядка. Вина юридического лица стала определяться как комплекс негативных элементов, обусловленных дезорганизацией деятельности юридического лица, непринятием им необходимых мер. для надлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, неприложением требуемых усилий для предупреждения правонарушений и устранения их причин16.

Следовательно, вина юридического лица в рамках объективного подхода выводится

«из его объективно противоправного поведения, нарушающего требования законодательства, когда оно признается виновным исходя из фактических действий (бездействия) -принятия или непринятия всех мер, необходимых для исполнения возложенных законом обязанностей»

17. Именно этот подход в наибольшей мере был воспринят законодателем и положен в основу определения вины юридического лица (ч. 2 ст. 2.1 Ко АП РФ). Такова позиция большинства авторов.

Однако при этом необходимо еще учесть вполне справедливое замечание К. П. Козлова о том, что буквальное толкование правила ч. 2 ст. 2.1 Ко АП РФ, требующего принятия всех объективно возможных мер для предотвращения правонарушения, приводит к выводу, что единственным основанием для признания юридического лица, совершившего административное правонарушение, невиновным может служить совершение его под действием непреодолимой силы, так как только в этом случае не остается никаких сомнений в том, что у лица не имелось возможности для соблюдения правил и норм.
2 ст. 2.1 Ко АП РФ, требующего принятия всех объективно возможных мер для предотвращения правонарушения, приводит к выводу, что единственным основанием для признания юридического лица, совершившего административное правонарушение, невиновным может служить совершение его под действием непреодолимой силы, так как только в этом случае не остается никаких сомнений в том, что у лица не имелось возможности для соблюдения правил и норм.

Исходя из этого, К. П. Козлов делает заключение, что ч. 2 ст. 2.1 Ко АП РФ устанавливает безвиновную ответственность юри-18 дическихлиц .

Как и в случае с субъективным подходом, объективный подход также не лишен недостатков. Во-первых, при данном подходе субъективная сторона правонарушения фактически подменяет его объективную сторону, так как вина организации, в сущности, сводится к противоправности19.

Получается, что в рамках рассматриваемого подхода «рассыпается» классическое общепризнанное понимание административного правонарушения как совокупности четырех взаимосвязанных элементов, а одно основание ответственности (вина) подменяется другим — противоправностью.

Во-вторых, определение вины юридического лица полностью зависит от усмотрения правоприменителя, что в отсутствие четко обозначенных законодателем обстоятельств, однозначно исключающих вину, может привести к различного рода злоупотреблениям, ведь оценка того, имелась ли у организации возможность для соблюдения закона, а также были ли приняты все зависящие от нее меры для его соблюдения, подчас достаточно субъ- 20 ективна . В-третьих, на практике подобный подход приводит к установлению юрисдикционными органами презумпции виновности организации в совершении административного правонарушения, когда уже не орган, рассматривающий дело, устанавливает наличие или отсутствие у юридического лица возможности для соблюдения правил и норм, а само юридическое лицо вынуждено оправдываться и доказывать отсутствие такой возможности21.

Комплексный подход. Уже исходя из названия можно заключить, что этот подход является интегративным и направлен на преодоление узости, ограниченности каждого из рассмотренных ранее подходов. Представители этого направления считают неверным определять вину организаций, используя только один критерий — субъективный или объективный, так как каждый из них в отдельности имеет свои изъяны. Поэтому следует использовать два этих критерия в комплексе, что позволит преодолеть их слабые стороны.

В данном случае вина юридического лица будет определяться в зависимости от вины его представителей, деяния которых послужили причиной совершения административного правонарушения (субъективный критерий). В то же время, если будет установлено, что сотрудник организации при совершении правонарушения вышел за пределы своих полномочий либо, используя свое положение, нару- шил закон исключительно в своих корыстных целях (т.е. когда сама организация в этом не заинтересована и не получает от этого никакой выгоды), субъективный критерий перестает действовать.

В этой ситуации вина юридического лица исключается, так как считается, что оно предприняло все зависящие от него меры для предотвращения правонарушений (объективный критерий). Таким образом, комплексный подход вобрал в себя достоинства субъективного и объективного подходов и поэтому, по мнению ряда авторов, является более предпочтительным22. Итак, обобщая все вышесказанное, мы возвращаемся к исходному тезису, что единой позиции во взглядах на вину юридических лиц в науке административного права не достигнуто, а это понятие является одним из самых спорных и неоднозначных.

Более того, эту ситуацию усугубляет еще и отсутствие определенности в позиции законодателя по этому поводу. На сегодняшний день в законодательстве об административной ответственности воплощено три различных подхода к определению вины юридических лиц: 1) субъективный подход (п.

4 ст. 110 НК РФ); 2) объективный подход (ч. 2 ст. 2.1 Ко-АП РФ); 3) безвиновная ответственность организаций или объективное вменение (примечание к ст. 1.5 КоАПРФ, ч. 7 ст. 2.10 Ко-АП РФ).

На наш взгляд, столь сильные разночтения в законодательстве при решении одного вопроса просто недопустимы, так как отсутствие системного единства правового регулирования крайне негативным образом сказывается на правоприменительной практике. Необходимо на законодательном уровне унифицировать подходы к вине юридических лиц, взяв за основу комплексный подход. Для этого, по нашему мнению, необходимо: 1) изменить законодательное определение вины юридических лиц, изложив ч.

2 ст. 2.1 КоАП РФ в следующей редакции:

«Вина юридического лица в совершении административного правонарушения определяется в зависимости от вины его должностных лиц либо других его представителей, у которых имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данными лицами не были приняты зависящие от них меры по их соблюдению»

; 2) исключить из КоАП РФ положения, устанавливающие ответственность без вины для юридических лиц, образовавшихся в результате реорганизации (для этого нужно внести редакционные изменения в ч. 7 ст. 2.10 КоАП РФ и изложить ее в следующей редакции:

«В случаях, указанных в частях 3-6 настоящей статьи, административная ответственность за совершение административного правонарушения наступает в том случае, если привлекаемому к административной ответственности юридическому лицу было известно о факте административного правонарушения до завершения реорганизации»

); 3) перенести статьи об административной ответственности за налоговые правонарушения из гл.

16 НК РФ в гл. 15 КоАПРФ (причем гл. 16 НК РФ признать утратившей силу). 1 Сорокин В. Д. О двух тенденциях, разрушающих целостность института административной ответственности // Правоведение.

1999. № 1. С. 50. 2 Сорокин В.

Д. Парадоксы Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях // Правоведение.

2004. № 3 С. 11. 3 См.: Иванов JJ.

Концептуальные подходы к определению вины организации // Российский следователь. 2005. № 10. 4 Козлов К. П. КоАП РФ: «строгая» ответственность юридических лиц (сравнительно-правовое исследование) // Российская юстиция. 2009. № 2. 5 Иванов JI. Административная ответственность юридических лиц // Российская юстиция.

2001. № 3. 6 Коньшина А. К. Вина юридического лица в гражданском праве// Российский юридический журнал. 2006. № 3. С. 114. 7 Иоффе О.

С. Обязательственное право. М., 1975. С. 132. 8 См.: Морозов Е. Установление вины при привлечении к ответственности за правонарушения в налоговой сфере // Хозяйство и право. 2008. № 3. С. 114-115. 9 Бахрах Д.

Н., Россинский Б. В., Старилов Ю.

Н. Административное право: учебник для вузов. М., 2007. С. 58. 10 Стопычев А.

П. Вина как необходимый элемент административной ответственности юридических лиц// Актуальные проблемы российского права. 2008. № 1. С. 53. пПыхтинС. Коммерческие организации как субъекты административной ответственности// Законность. 2001. №8. 12 Колесниченко Ю. Ю.

Некоторые вопросы административной ответственности юридических лиц // Журнал российского права. 1999. № ю. 13 Таганцев Н. С. Русское уголовное право: лекции.

Часть общая: в 2 т. / Отв. ред. Н. И. Загородников. М., 1994. Т. 1.С. 143-144. 14 Шаталов С.

Д. Комментарий к Налоговому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный): учебное пособие. М., 1999. С. 551. 15 См.: Тысенко Е. О. К вопросу о соотношении административной ответственности воинской части как юридического лица публичного права и ее должностных лиц // Право в вооруженных силах.

2007. № 4. 16 См.: Панова И. В. Еще раз о двух тенденциях, разрушающих целостность института административной ответственности // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2007. № 8. 17 Морозов Е. Указ.

соч. С. 115. 18 См.: Козлов К. П. Указ. соч. 19 См.: Щербакова Е.

В. Отсутствие вины — обстоятель- ство, исключающее административную ответственность юридических лиц// Вестник Воронежского государственного университета. Серия «Право». 2008. № 1. С. 120. 20 Толстой Р. В. Особенности привлечения к административной ответственности отдельных категорий субъектов // Арбитражная практика.

2008. № 5. С. 23. 21 См.: Тысенко Е. О. Указ. соч. 22 Брунер Р. А. Проблемы доказывания вины юридического лица при назначении административного наказания // Современное право.

2010. № 6. С. 105. Статья поступила в редакцию 15 декабря 2010 г.

Проблемы доказывания вины юридического лица при назначении административного наказания

УДК 343.222.1:343.9 Страницы в журнале: 101-105 Р.А. БРУНЕР, кандидат юридических наук, преподаватель Московского университета МВД России Проблема установления вины юридического лица за совершенное административное правонарушение в настоящее время является весьма актуальной в правовой науке.

Принято выделять два подхода к установлению вины юридического лица: объективный и субъективный. При этом предлагается следующая классификация его возможностей: финансовая, кадровая, техническая и юридическая. The problem of establishing guilt of a legal person for committing an administrative offense is currently very topical in legal science.

Accepted provide two approaches to establish guilt of a legal entity: objective and subjective. In this case we propose the following classification of its capabilities: financial, personnel, technical and legal. Анализ ч. 1 ст. 1.5 и ч. 1 ст.

2.1 КоАП РФ позволяет сделать вывод, что принцип виновной ответственности, примененный законодателем, в равной мере действует в отношении как физических, так и юридических лиц. Следовательно, одним из основных критериев выбора назначения наказания в отношении юридического лица является установление его вины. В настоящее время среди ученых-административистов нет единого подхода к определению вины юридического лица.

В части 2 ст. 2.1 КоАП РФ указаны два критерия, позволяющие установить вину юридического лица: наличие у него возможности выполнить предписания соответствующих правил и норм; непринятие всех зависящих от него мер по их соблюдению. Только совокупность этих условий может свидетельствовать о виновности юридического лица. Понятие вины юридического лица, приведенное в КоАП РФ, представляется недостаточно корректным, в связи с чем в настоящее время существует двоякое понимание вины юридического лица, включающее в себя объективный и субъективные подходы[1].

Под объективным аспектом вины понимается вина организации, обусловленная противоправным деянием юридического лица, совершившего и (или) не предотвратившего это деяние, т. е. вина, обусловленная объективной стороной состава правонарушения. Субъективный аспект — это отношение организации в лице ее представителей (администрации, органов управления, должностных лиц и т.

п.) к противоправному деянию, совершенному этой организацией[2]. Следует признать, что сложившееся в правовой науке представление о вине как о психическом отношении лица к своему противоправному поведению неприменимо к юридическим лицам, поскольку речь идет об особом свойстве высшей нервной деятельности человека. В этой связи законодатель, принимая КоАП РФ, вынужден был, по всей вероятности, указать иные признаки виновности юридического лица, которые и были закреплены в ч.

2 ст. 2.1 КоАП РФ. По нашему мнению, такое понимание вины юридического лица было принято законодателем поспешно, без надлежащих доктринальных разработок. Об этом свидетельствует и тот факт, что, решая данную проблему при подготовке проектов КоАП РФ, авторы в одних случаях вообще исключали признак вины для юридических лиц[3], в других — понимали вину юридического лица как неприложение данным лицом допускаемых и требуемых законодательством усилий для выполнения возложенных на него обязанностей, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность[4]; были также и случаи, когда вина юридического лица определялась виновными действиями лиц, ответственных за исполнение соответствующих требований[5]. Вместе с тем, как отмечалось в юридической литературе, «виновная ответственность физического и юридического лица — суть разные понятия.

Если в первом преобладает психологическое содержание, то во втором — социально-этическое. То есть виновность юридического лица означает социальную упречность его поведения, не более того»[6]. К сожалению, автор этих строк не пояснил, в чем же конкретно выражается социальная упречность, а следовательно, и вина юридического лица.

На наш взгляд, предложенная им категория, имеющая определенное значение для понимания вины с точки зрения психологии и социологии, не представляет интереса для правовой науки, поскольку упречность поведения не может служить основанием юридической ответственности.

Для понимания вины как правовой категории проанализируем существующие в юридической литературе точки зрения относительно установления вины юридического лица. Отсутствие признака вины для юридических лиц. Ответственность без вины, или объективное вменение, в основном применяется в гражданском праве[7].

В административном законодательстве подход к проблематике вины юридического лица несколько изменился, стал более демократичным, соответствующим положениям Конституции РФ о презумпции невиновности и о равенстве юридических и физических лиц, а административная ответственность освободилась от объективного вменения. В этой связи представляется спорной позиция Д.Н.

Бахраха, отнесшего к общему основанию привлечения субъектов к административной ответственности административное правонарушение, а коллективных субъектов в ряде случаев — административное нарушение[8]. Наиболее правильным представляется сложившееся в теории права мнение относительно объективно противоправных деяний.

Так, А.Ф. Черданцев считает, что такие деяния являются основанием юридической ответственности только в сфере гражданско-правовых имущественных отношений и не могут быть основанием личной ответственности (уголовной, административной, дисциплинарной)[9]. Понимание вины юридического лица как неприложение юридическим лицом допускаемых и требуемых законодательством усилий для выполнения возложенных на него обязанностей, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, а также неиспользование предоставленных прав и возможностей для устранения причин административного правонарушения. Анализируемая точка зрения созвучна с предыдущей с той лишь разницей, что в первом случае вина как признак юридической ответственности формально не называлась вообще, а лишь указывался признак противоправности, в данном же случае она формально провозглашена, а фактически заменена противоправностью.

Приведенная трактовка вины юридического лица также не вносит ясности в исследование ее правовой природы и не содержит сущностных критериев, по которым можно было бы различать вину юридического и физического лица. Слабость анализируемой позиции заключается в том, что в качестве признака вины указывается не что иное, как деяние, а именно бездействие, что позволяет сделать вывод о том, что авторы рассматриваемой формулировки отстаивают безвиновную ответственность юридического лица (это противоречит общим положениям, когда наличие вины признано необходимым элементом основания административной ответственности)[10]. Предложенное понимание вины вызывает прежде всего нарекания с точки зрения юридической техники.

Вряд ли возможно найти хотя бы одну норму, где законодательно обозначены «требуемые усилия». Кроме того, неиспользование прав и возможностей, скорее всего, может обусловить социальный упрек, но не юридическую ответственность.

Для наступления такой ответственности необходимо как минимум неисполнение обязанностей.

Обращает на себя внимание также сходство данного положения с содержанием абзаца второго п.

1 ст. 401 ГК РФ, где сказано, что

«лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства»

.

Следовательно, если лицо не предприняло «всех мер», оно признается виновным.

Представляется, что законодатель использовал аналогичную модель при формулировании вины юридического лица в ст. 2.1 КоАП РФ. Такое понимание вины возможно только лишь в гражданско-правовых отношениях, где вина изначально презюмируется[11], подразумевается существующей до начала разбирательства, и неприменимо в правоотношениях по административной ответственности, где в ст.

1.5 КоАП РФ законодательно закреплена презумпция невиновности: вина доказывается органом, осуществляющим производство об административном правонарушении.

Более того, п. 3 указанной статьи гласит, что

«лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность»

.

Юридическое лицо, выбирая вариант поведения, не всегда имеет возможность не нарушать установленные правила и нормы.

Следовательно, орган, осуществляющий производство по делам об административных правонарушениях, определяя виновность юридического лица, должен выяснять, предпринимались ли данным лицом все зависящие от него меры по соблюдению установленных правил и норм.

При выяснении вопроса о виновности юридического лица или индивидуального предпринимателя орган или должностное лицо, уполномоченные составлять протокол об административном правонарушении, и лицо, уполномоченное рассматривать данный протокол, должны выяснить, имелась ли у юридического лица или индивидуального предпринимателя возможность для соблюдения установленных требований, разрешений, правил и норм. Предлагается следующая классификация указанных возможностей: — финансовая — наличие необходимого и достаточного количества денежных средств; — кадровая — наличие необходимого и достаточного количества персонала соответствующей квалификации; — техническая — наличие необходимых технических средств для соблюдения установленных правил и норм; — юридическая — установление соответствующих правил и норм, которые обязано соблюдать юридическое лицо или индивидуальный предприниматель. Когда будет выяснен вопрос о том, имелись ли у привлекаемого к административной ответственности юридического лица или индивидуального предпринимателя указанные возможности, необходимо выяснить, а были ли предприняты им все зависящие от него меры по соблюдению установленных требований и правил, после чего решать вопрос о виновности юридического лица или индивидуального предпринимателя.

Вина юридического лица должна определяться виновными действиями лиц, ответственных за исполнение соответствующих требований, т.

е. при определении виновности юридического лица должен преобладать субъективный фактор. Данная точка зрения, по нашему мнению, является наиболее правильной.

Такая позиция имеет также законодательное закрепление.

Согласно ст. 110 НК РФ, вина организации определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение налогового правонарушения. С.Р. Футо констатирует, что

«противоправное деяние для признания его административным правонарушением должно быть совершено виновно, то есть с определенным психическим отношением физического или юридического лица»

.

По сути, предлагается искать психическое отношение юридического лица, которое может состоять из тысячи физических лиц[12].

Данная проблема также находит свое отражение и применительно к уголовной ответственности. Исследуя ее, А.С. Никифоров резонно заметил, что «общее собрание его [юридического лица] участников (членов) является in corpore юридическим лицом как таковым, его физическим воплощением “ego” — “я”. Его решения и основанные на них действия суть решения и действия непосредственно юридического лица»[13].

Далее автор выделяет alter ego — «другое я» — постоянно действующий орган юридического лица (правление, директор, управляющий и т. д.), которым юридическое лицо делегирует принятие и исполнение основных (если не всех) стратегических и оперативных решений в интересах и от имени юридического лица[14].

Следовательно, применение объективно-правовой концепции в административных правоотношениях в настоящее время значительно затруднено, поскольку для установления виновности юридического лица необходимо доказать, что у данного лица имелась возможность соблюсти правила и нормы, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были предприняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Таким образом, понятие виновности юридических лиц за совершение административных правонарушений носит весьма условный характер. Конструкция вины через субъективный подход в настоящее время законодательно воплощена в п.

4 ст. 110 НК РФ. Несовпадение указанных подходов, закрепленных к тому же в законодательстве, очевидно.

Однако концепция вины юридического лица, предложенная авторами текста НК РФ, не слишком далеко удаляется от классического определения вины. Данная концепция предполагает, что виновное деяние совершается умышленно или по неосторожности, что разграничивается по волевому и интеллектуальному критерию.

КоАП РФ вводит, по сути, новую правовую категорию — еще одну, третью форму вины, которая приравнивается к несоблюдению (активному или пассивному) каких-либо правил и норм, установленных статьями Особенной части КоАП РФ, предусматривающими в качестве санкции административное наказание.

Таким образом, вина юридического лица характеризуется посредством объективных обстоятельств без придания принципиального значения внутреннему, психическому отношению к содеянному.

Сказанное подтверждается письмом ГТК России от 24.03.2003 № 17-12/12422

«О некоторых вопросах применения отдельных положений разделов I и IV КоАП России»

, где дается следующее разъяснение: «.В отличие от вины физического лица вина юридического лица по сути является характеристикой объективной стороны совершенного административного правонарушения. Вступая в соответствующие правоотношения, лицо должно знать о существовании установленных обязанностей, а также обеспечить их выполнение, т.

е. соблюсти ту степень заботливости и осмотрительности, которая необходима для строгого соблюдения действующих норм и правил».

Постановление Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10

«О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»

дает следующее разъяснение: «Выяснение виновности лица в совершении административного правонарушения осуществляется на основании данных, зафиксированных в протоколе об административном правонарушении, объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том числе об отсутствии возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств».

При этом ВАС РФ, судя по всему, вслед за авторами текста КоАП РФ исходит из той очевидности, что юридическое лицо лишено собственной воли, следовательно, оно лишено и субъективного отношения к деяниям, разделимого на интеллектуальный и волевой критерии.

Как следует из вышеупомянутого письма ГТК России, нарушение норм и правил является одним из главных признаков вины юридического лица при объективном вменении. Сказанное означает, что этой «объективной» вины не может быть там, где нет прямых и категорических предписаний.

Следовательно, можно сделать вывод о том, что данное в ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ определение вины юридического лица разрушает сложившееся в правовой теории и в практическом юридическом обороте понятие вины, размывая его до очень туманных пределов, поскольку далеко не всегда можно однозначно определить, была ли у хозяйствующего субъекта возможность для соблюдения правил и норм либо такой возможности не было. Вопрос этот слишком близок к так называемым оценочным категориям.

Если вернуться к идее вины юридического лица, которая лежит в основе положений ст. 110 НК РФ, то там есть свои особенности.

Так, И.С. Кривова отмечает: «.необходимо сделать акцент на том, что состав налогового правонарушения наряду с налогоплательщиком—юридическим лицом как основным субъектом состава налогового правонарушения фактически предусматривает еще и наличие специального субъекта, т. е. лица, которое, кроме общих признаков субъекта, обладает еще дополнительными признаками, отражающими его специфические свойства. Наличие в составе налогового правонарушения специального субъекта означает, что совершенное противоправное действие (бездействие) не всякого физического лица — сотрудника предприятия может явиться основанием для привлечения налогоплательщика—юридического лица к налоговой ответственности».

Автор делает вывод, что таким специальным, «дополнительным» субъектом правонарушения «может быть только лицо, выполняющее функции руководителя предприятия, его заместителя, главного бухгалтера и его заместителя»[15].

Данная точка зрения, на наш взгляд, предпочтительнее закрепленной в положениях КоАП РФ: она возвращает административному наказанию вместе с принципом вины еще и характер наказания; кроме того, такой подход уменьшит соблазн для отдельных руководителей скрыться от административной ответственности за юридическим лицом, ведь в соответствии с ч.

3 ст. 2.1 КоАП РФ

«назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо»

.

Комплексный подход к вопросу о вине юридического лица, который предлагает НК РФ, позволяет не только определить виновность предприятия, организации через призму виновности его руководителя, но и расставить акценты, указав степень ответственности самих руководителей. В противном случае вся тяжесть ответственности ложится на хозяйствующего субъекта[16].

Определение вины юридического лица, данное в ч.

4 ст. 110 НК РФ, является, на наш взгляд, наиболее корректным, в связи с чем предлагаем внести изменения в ч.

2 ст. 2.1 КоАП РФ и изложить ее в следующей редакции:

«Вина юридического лица в совершении административного правонарушения определяется в зависимости от вины его должностных лиц, уполномоченных представителей, в результате действий (бездействия) которых были нарушены нормы и правила, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность»

. Библиография 1 См.: Викторов И. Административная ответственность юридических лиц // Законность.

2001. № 6; Черкаев Д.И. Административная ответственность юридических лиц // Законодательство. 2001. № 11 и др. 2 См.: Административное право России: Курс лекций /Под ред.

д-ра юрид. наук И.Ш. Килясханова.

— М., 2003. С. 413. 3 См.: Проект Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях // Юридический вестник. 1997. № 10. С. 3. 4 См.: Овчарова Е.В.

Материально-правовые проблемы административной ответственности юридических лиц (к проекту Кодекса РФ об административных правонарушениях) // Государство и право. 1998. № 7. С. 18. 5 См.: Окорокова Л.Я. Административная ответственность за нарушение правовых требований об охране природы: Лекция по спецкурсу «Правовые проблемы охраны природы».

— Воронеж, 1975. С. 9; Куншина Л.В. Состояние и перспективы развития института административной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства // Государство и право.

2002. № 11. С.23; Козлов Ю.М. Административное право. — М., 2001.

С. 173. 6 Иванов Л. Административная ответственность юридических лиц // Закон.

1998. № 9. С. 89. 7 Так, в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ

«если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств»

.

8 См.: Бахрах Д.Н. Административное право России: Учеб. для вузов. — М., 2000. С. 486.

9 См.: Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учеб. для вузов. — М., 2001. С. 310. 10 См.: Пугинский Б.И. Применение принципа вины при регулировании хозяйственной деятельности // Советское государство и право.

1979. № 10. С. 63—70; Овчарова Е.В.

Административная ответственность юридических лиц (материально-правовые проблемы). В сб.: Институты административного права России / Под ред. И.Л. Бачило и Н.Ю. Хаманевой.

— М., 1999. С. 257. 11 Согласно п.

2 ст. 401 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. 12 См.: Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Под ред. В.В. Черникова и Ю.А. Соловья.

— М., 2002. С. 31. 13 Никифоров А.С.

Юридическое лицо как субъект преступления // Государство и право. 2000. № 8. С. 25. 14 Там же. 15 Кривова И.С.

Субъективная сторона налогового правонарушения, совершенного налогоплательщиком — юридическим лицом // Юридический мир. 1999. № 5, 6. 16 См.: Бубон К.В. Без вины виноватые // Адвокат.

2008. № 1.

Постановление об административном правонарушении — доказательство вины?!

Не знаю даже как объяснить свалившийся на мою голову полгода назад геморрой (ну может и не на голову)… Банальная ситуация. Ехала с сыном домой на авто, остановил меня сотрудник ДПС и стал «втирать» мне про нарушение п.9.7 ПДД, ответственность за которое предусмотрена ч.1 ст.12.15 КоАП РФ в размере 1500 рублей. Как принято у нас в Краснодаре – пятница на носу, пивка попить хочется, дайте тетенька рубликов 500 и счастливого пути… А тут обломчик приключился: то ли, в принципе, я не подаю по пятницам нищебродам, то ли настроение было не ахти, так как за тот несчастливый месяц меня уже несколько раз пытались «нагреть» инспекторы-фантазеры, то ли сыграло мое обостренное чувство справедливости, ну есть во мне такая изюминка — не люблю я, когда нарушают закон, да еще и с МЕНЯ за это деньги вымогают… В общем, не пошла я на поводу у ДПСника, не внесла свой вклад в разложение морального облика сотрудника правоохранительных органов, тем более была абсолютна уверена в своей правоте и знании административного процесса… Ан нет… То ли пивка ему все-таки очень хотелось, то ли, в принципе, умничающее бабье на авто его раздражает, но обиделся он смертельно и тут же выписал мне постановление.

На мои скромные попытки попросить составить протокол об административном правонарушении, так как я не согласна с наличием в моих действиях события правонарушения, была остановлена грозным обиженно-трезвым взглядом исподлобья и фразой «ничего не докажешь»… Не стала я по наивности и торопливости своей вечной с обиженным отношения выяснять, взяла копию постановления, предварительно не расписавшись в графе «Наличие события административного правонарушения и назначенное административное наказание не оспариваю» и поехала себе… Думаю: «в суде встретимся и мстя моя будет страшна»… Написала, как положено, жалобу в районный суд, красиво так написала, со ссылками на Постановления Пленума Верховного суда, хотя КоАП РФ вполне хватило бы… Ну и села ждать два месяца Vendettу, потирая руки и мерзко так хихикая… В конце декабря назначают мне заседание, я такая предновогодняя, практически в карнавальном костюме лечу в суд с надеждой на подарок и… сначала недоумение, после желание обратиться к отоларингологу за консультацией по поводу патологического заболевания всех обоих ухов, далее пришла мысль снова поступить на юридический факультет, так как после вынесения вердикта судьи я лихорадочно искала в медленно остывающем от шока мозге, где я не доучилась, какие лекции пропустила по административному праву?! В общем, много пришлось переосмыслить за две секунды, пока судья медленно и четко говорил «Отказать в жалобе»… Практически теряя сознание, с осознанием того, что только что вера в судебную справедливость безвозвратно и навсегда разбилась на мелкие осколки и валяется на грязном оскверненном полу храма правосудия, я видела только ухмыляющиеся глаза инспектора… Собрав всю силу воли, а также осколки веры с пола, подала в Краевой суд жалобу на решение районного судьи, даже не получив на руки мотивировочной части решения. Ну, думаю, уж здесь-то разберутся, здесь-то суд не простой, а Краевой!

Проходит два месяца, заседание, еле волоку ноги, понимаю, что если отказ, то приеду домой и порву свой диплом, пойду пирожками на вокзал торговать… Отказ… Истерика… нервный срыв… кома… выход из комы… жалко диплом, он мне потом и кровью достался, потому и красный… Собираю последние крохи веры в справедливость и в свой разум, знакомлюсь с материалами дела, читаю мотивировочное решение суда первой инстанции:

«Моя виновность подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами, а именно: постановлением по делу об административном правонарушении»

(л.д.13), суд второй инстанции в своем решении написал: «доказательства, положенные судьей в основу своих выводов, сомнений в достоверности не вызывают, им дана соответствующая правовая оценка».

Примечание: Забыла изначально написать. В деле никаких больше материалов – ни видеосъемок, схем проезжей части, фото, показаний свидетелей и т.д. Только я, инспектор ДПС, судья и постановление… Теперь у меня постановление, вступившее в законную силу, дергающийся глаз и подготовленная надзорная жалоба в Президиум Краевого суда… В понедельник еду сдавать…Не поминайте лихом… Подскажите, мне юристы-разумные, с каких пор конечный итог стадии рассмотрения дела об административном правонарушении (постановление) стал доказательством вины?!

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+